poker 13 октября 2008 0

Блог журнала Poker Теодор Драйзер: соблазн покера 0 ]

Теодор Драйзер: соблазн покера

Он был девятым из двенадцати детей в семье. Его отец, приехавший из бедной Германии в «благословенную» Америку, так и не научился толком говорить по-английски. Зато Герман Теодор Драйзер считал себя настоящим американцем и настолько хорошо овладел английским языком, что стал одним из самых «многословных» американских писателей. Его романы объемны и глубоки, там прописаны не только каждое чувство и каждая мысль, но и каждая бытовая мелочь. И, наверное, никто так подробно не описывал игру в покер, как Драйзер, сам относившийся к ней как к непременному атрибуту роскоши и порока.

Он был девятым из двенадцати детей в семье. Его отец, приехавший из бедной Германии в «благословенную» Америку, так и не научился толком говорить по-английски. Зато Герман Теодор Драйзер считал себя настоящим американцем и настолько хорошо овладел английским языком, что стал одним из самых «многословных» американских писателей. Его романы объемны и глубоки, там прописаны не только каждое чувство и каждая мысль, но и каждая бытовая мелочь. И, наверное, никто так подробно не описывал игру в покер, как Драйзер, сам относившийся к ней как к непременному атрибуту роскоши и порока.

Теодор Драйзер получил строгое религиозное воспитание, вырос мечтательным и далеким от реальной жизни. Впервые попав в большие города – сначала в Чикаго, потом в Нью-Йорк – Теодор был шокирован и очарован той жизнью, которая ему открылась: полной шика, страсти и азарта. Здесь мужчины были так элегантны, щеголяли шелковыми шарфами, тросточками с серебряным набалдашником и до зеркального блеска начищенными ботинками, у них были туго набитые бумажники, они легко расставались с деньгами и могли позволить себе любую прихоть. А женщины, как показалось наивному Теодору, все до единой были красавицами! Холеные, с фарфоровой кожей, они носили пышные меховые манто, шляпки с вуалями и ажурные чулки, они благоухали духами и сладкой пудрой. Духи и тонкие чулки поразили воображение Теодора: женщины его семьи пахли сушеной лавандой, а чулки вязали себе сами. Привычная для него жизнь провинции теперь казалась юноше грубой изнанкой городского великолепия. Теодор вырос под пение псалмов, а здесь в ресторанах играла веселая музыка, ее было слышно даже на улице. Сквозь огромные сияющие окна можно было увидеть, что на белоснежных скатертях красуются великолепные яства, и Теодор пожирал их глазами: он голодал в детстве, голодал и в юности, до того как познал славу. И его удивляло, что посетители этих дорогих заведений еде предпочитали танцы… А еще все, у кого водились деньги, увлеченно играли в покер. Эта игра, пришедшая с Дикого Запада, вскружила всем голову и на благопристойном Восточном побережье. Для Теодора Драйзера покер стал неотъемлемой частью жизни золотой молодежи и городских богачей.

Сначала Теодор вознамерился добиться всего этого, ему хотелось попробовать красивой жизни. Потом он разочаровался: Теодор все же был высокодуховным юношей, его влекли другие ценности. Драйзер окончил университет, поступил на работу репортером, начал писать романы, и практически ни одна сцена обольщения у него не обходилась без покера, будь то соблазнение женщины или соблазнение другого рода: когда простого бедного юношу общество потребления толкает на преступления во имя Златого Тельца. Покер у Драйзера – верный слуга как Амура, так и этого пресловутого Тельца…

В романе «Титан» рыжеволосая красавица Эйлин, вожделенная для всех персонажей, окунается в полную наслаждений жизнь высшего общества и, конечно же, учится игре в покер:

«Решено было сначала посмотреть модный фарс, потом поужинать у Ришелье и отправиться в какой-нибудь закрытый игорный дом. За последние годы на Южной стороне развелось множество таких злачных мест. Здесь, среди довольно претенциозной роскоши, велась крупная игра в рулетку, в трант-и-карант, в баккара и в покер, и сюда, попытать счастья, стекались как представители богемы, так и светские кутилы.

После ужина у Ришелье — с цыплятами, омарами и хорошим шампанским — все были слегка навеселе и в наилучшем расположении духа. В игорном зале «Олкот клуба» Польк Линд предложил Эйлин научить ее игре в баккара или в покер, или любой другой — по ее выбору. За ужином, усадив ее между собой и Мак-Кибеном, он говорил:

— Вы только слушайтесь моих советов, миссис Каупервуд, и если не выиграете, то уж свои деньги во всяком случае вернете; я вас научу, как это делается. Кстати сказать, не каждый умеет дать хороший совет, — добавил он шутливо, бросая взгляд в сторону Мак-Кибена, который в одно из своих последних посещений игорного дома очень старательно давал приятелям советы и все невпопад».

В той же роли — городского соблазна, неотъемлемой части роскошной жизни, — покер выступает и в рассказе Драйзера «Западня».

В «Американской трагедии» — пожалуй, самом жестоком романе Драйзера, — юный Клайд обольщает бедную работницу Роберту Олдмен, а потом влюбляется в хорошенькую богачку Сондру Финчли: и даже не в саму Сондру, а в окружающую ее роскошь… Ему так хочется разделить легкую и приятную жизнь золотой молодежи, что он убивает беременную Роберту. Он надеется тайно обвенчаться с Сондрой, — так он войдет в знатное семейство Финчли! Драйзер старательно прописывает услады молодых богачей, ради которых Клайд решился на преступление, например, пикник с покером:

«В тот же вечер, на закате, вся компания расположилась на западном берегу Медвежьего озера, на открытой лужайке, ровной и гладкой, как хорошо подстриженный газон; пять разноцветных палаток окружали костер наподобие индейской деревни; палатки поваров и слуг стояли поодаль; полдюжины байдарок лежали на поросшем травою берегу, как вытащенные из воды пестрые рыбы. Потом ужин у костра. После ужина Бэгот, Гарриэт, Стюарт и Грэнт стали напевать модные песенки, пока остальные танцевали, а потом уселись играть в покер при ярком свете большой керосиновой лампы…».

И в романе «Сестра Керри» обаятельный бизнесмен Герствуд начинает обольщение простушки Керри как раз с обучения игре в покер. Драйзер подчеркивает, что покерные навыки являются частью великолепного «городского» облика Герствуда, наряду с роскошной одеждой и элегантной обстановкой. Потом Керри, разумеется, станет содержанкой Герствуда… По Драйзеру – то, что начинается с карточной игры, запросто может закончиться сексом. А разорившись, Герствуд будет искать счастья за покерным столом. Он так легко выигрывал, когда не нуждался в деньгах, но когда Герствуд поставил на кон последние деньги, покер предал его, как неверная любовница…

«Когда-то Герствуд довольно удачно играл в покер. Случалось, что в кругу друзей он выигрывал сотню долларов, а то и больше. В те времена, однако, такая сумма была лишь чем-то вроде острой приправы к самой игре, ибо не в выигрыше было дело. И теперь Герствуду снова пришла в голову мысль о покере.

«Я мог бы, пожалуй, выиграть сотню-другую долларов. Ведь я еще не разучился играть!» — подумал он.

Надо отдать ему справедливость: эта мысль приходила ему в голову много раз, прежде чем он решился ее осуществить.

Первый игорный зал, в который он попал, находился над каким-то кабачком на Уэст-стрит, неподалеку от одной из переправ. Герствуд уже не раз бывал здесь. Играли за несколькими столами, и Герствуд некоторое время довольствовался ролью наблюдателя. Он заметил, что в банке, несмотря на мелкие ставки, набралась сравнительно крупная сумма.

— Сдайте-ка и мне, — сказал он перед раздачей.

Он придвинул себе стул и посмотрел в карты. Остальные партнеры исподтишка внимательно изучали новичка.

Вначале Герствуду не везло. Ему досталось пять разных карт, не оставлявших даже надежды что-либо прикупить. Игра между тем завязалась.

— Я пасую, — сказал он.

При таких картах невольно приходилось жертвовать первоначальной ставкой.

Но потом ему шла приличная карта, и в конце концов он ушел, унося в кармане выигрыш в несколько долларов.

На другой день Герствуд вернулся, ища развлечения и наживы. На этот раз он, на свою беду, получил при сдаче карт трех королей. Напротив него сидел молодой ирландец воинственного вида, из тех, что околачиваются в Тамани-холл. Ему досталась лучшая карта. Герствуд был удивлен настойчивостью, с какой его противник повышал ставки, и его хладнокровием. «Если этот субъект решился на блеф, он делает это очень искусно», — подумал Герствуд. Он начал сомневаться в своей карте, но внешне сохранял или старался сохранять полную невозмутимость, помогавшую ему в прежние времена обманывать иных психологов игорного стола, которые не руководствуются реальными данными, а предпочитают читать чужие мысли и угадывать настроения. Он не мог побороть в себе трусливую мысль, что карта у противника, возможно, лучше, чем у него, что тот будет упорствовать до конца и вытянет у него все до последнего доллара, если он сам вовремя не отступит. А все-таки почему не сорвать большой куш — ведь карта превосходная? Почему не повысить еще?

— Ставлю еще три, — сказал молодой ирландец.

— Пусть уж будут все пять, — отозвался Герствуд, пододвигая в банк стопочку фишек.

— И еще столько же! — сказал его противник, в свою очередь, прибавляя в банк стопочку красных фишек.

— Разрешите мне еще фишек, — попросил Герствуд, обращаясь к крупье, и протянул ему ассигнацию.

Молодой ирландец насмешливо осклабился, когда Герствуд, получив фишки, покрыл ставку.

— Еще пять! — сказал ирландец.

У Герствуда на лбу выступила испарина. Игра все больше и больше втягивала его, и он зашел в ней слишком далеко, особенно если учесть состояние его финансов. В банке было уже шестьдесят долларов его кровных денег.

По натуре Герствуд далеко не был трусом, но при мысли, что может сразу столько потерять, он почувствовал какую-то слабость во всем теле. В конце концов он сдался. Он больше не доверял своей хорошей карте.

— Что у вас? — спросил он у партнера, закрывая игру.

— Тройка и пара, — ответил тот, показывая карты. Руки Герствуда бессильно опустились.

— А я уж думал, что поймал вас, — еле слышно пробормотал он.

Молодой человек загреб все фишки, а Герствуд вышел из комнаты. Спускаясь по лестнице, он остановился и пересчитал деньги.

— Триста сорок долларов, — прошептал он.

Как много денег ушло у него с тех пор, как закрылся бар!

Вернувшись домой, он принял твердое решение больше не играть в карты…»

Но, конечно же, Герствуд не откажется от покера. По Драйзеру – кто раз попробовал этой завораживающей игры, тот уже не сможет отступиться от нее.

«Его мысли вернулись к покеру.

«В прошлый раз я сглупил, — подумал он, вспомнив о том, как проиграл шестьдесят долларов. — Напрасно сдался, в конце концов я бы запугал того парня. Просто я был не „в ударе“, вот это и погубило меня».

Он стал перебирать в уме разные возможности, которые открываются в игре, мысленно представляя себе, как бы он обыграл того или иного противника, если бы только блефовал посмелее.

«Я достаточно опытен в игре и должен этим воспользоваться. Надо еще раз попытать сегодня счастья».

Ему мерещились огромные ставки. Вдруг он выиграет сотню-другую долларов. Вот это была бы удача! Он знал многих, живших игрой в карты, и живших притом весьма недурно.

«А у них было вначале не больше денег, чем у меня», — размышлял он.

Герствуд отправился в один из ближайших игорных залов, чувствуя себя почти так же хорошо, как в былые дни.

Игорный зал ничем не отличался от того, в котором Герствуд побывал в прошлый раз. Разница была лишь в том, что этот помещался при несколько лучшем баре. Некоторое время Герствуд наблюдал за игрой, а потом и сам присоединился к ней. Как и в тот раз, сперва все шло довольно гладко. Герствуд несколько раз выигрывал, что подбадривало его, потом проигрывал, что еще больше его затягивало. Его охватил азарт. Он наслаждался риском и как-то, имея в руках совершенно ничтожную карту, решился на блеф, чтобы сорвать крупный куш.

К величайшему удовольствию Герствуда, это ему удалось.

Победа вскружила ему голову, и он решил, что сегодня счастье на его стороне. Никто не выиграл больше. Ему попалась посредственная карта, и он попробовал открыть «праздник». Но его партнерами были наблюдательные игроки, которые почти что читали его мысли.

«У меня на руках тройка; буду держаться до конца», — подумал про себя один из них.

Началось повышение ставок.

— Ставлю еще десять, — заявил Герствуд.

— Ответил, — сказал партнер.

— Еще десять.

— Ответил.

— Еще десять.

— Ответил.

Дошло до того, что в банке набралось уже много денег, в том числе семьдесят пять долларов Герствуда. Его противник серьезно призадумался. «А вдруг, — мелькнула у него мысль, — у этого субъекта сильная карта?» Поэтому он решил открыться.

 - Что у вас? — спросил он.

Герствуд открыл. Его карта была бита.

Неприятное открытие, что он потерял одним махом семьдесят пять долларов, привело Герствуда в отчаяние.

 - Еще одну сдачу? — угрюмо предложил он.

Идет! — согласился партнер.

Некоторые из игроков покинули свои места, и их сменили любопытные. Время шло, и вскоре часы пробили двенадцать. Герствуд выигрывал и проигрывал небольшие суммы. Он сильно устал и при самой последней сдаче проиграл еще двадцать долларов.

На душе у него кошки скребли.

Лишь в четверть второго вышел он из игорного зала. Пустые, холодные улицы, казалось, издевались над ним».

Играл ли сам Драйзер в покер? Только в молодости. Зато азартно. И всегда проигрывал. Так и не научившись как следует играть, он благодаря природной наблюдательности настоящего художника смог запомнить в подробностях, как проходит игра, как игроки выглядят со стороны. Он знал и мог описать, что они ощущают, когда выигрывают. И особенно точно – что чувствуют, когда проигрывают.

Сам себе Теодор Драйзер строго-настрого запретил покер. Как и другие соблазны. С возрастом он вернулся к пуританской строгости своего отца, которая у Драйзера – атеиста и убежденного социалиста – со временем трансформировалась в аскетизм, свойственный идейным коммунистам. Кстати, Советской Россией он искренне восхищался, и во времена Великой Депрессии видел спасение для американской демократии в следовании социалистическим путем. В 1945 году Теодор Драйзер даже подал заявление о вступлении в компартию. Так что покер – как и танцы, рестораны, пикники, катания на лодках, веселые друзья и красивые женщины – лишь воспоминание о легкомысленной юности. Постыдное, но приятное воспоминание, судя по тому, как вкусно пишет об этом Драйзер даже в тех случаях, когда пытается клеймить и разоблачать буржуазные ценности, среди которых игра на деньги была далеко не на последнем месте.

 

Журнал POKER  №8 июль 2008 г.

Комментарии 0 ]
  Название Бонус Скачать Обзор
888poker 100%, до 400$
Poker Stars 100% до 600$
FullTilt 100% до 600$
PokerMira 100% до $2000
RedStarPoker 250% до 1500$
Titan Poker 200% до 2000$
Party Poker 100%, до 500$
Winner 250% до 1500 евро
Популярные темы  
Личный блог cTPAX 35.55
Блог журнала Poker 29
Блог журнала cardplayer 26.2
Блог Pokernewsdaily 23.6
Блог Bluffeurope 23.2
Личный блог AndFil 21.7
Личный блог alex 20.95
Личный блог Velssa 20.95
Личный блог blajack 20.7
Наши фрироллы на Pokerstars 19.5
Личный блог Shturman 18.75
Личный блог Desire 18.4
Личный блог cTPAX 35.55
Личный блог AndFil 21.7
Личный блог alex 20.95
Личный блог Velssa 20.95
Личный блог blajack 20.7
Личный блог Shturman 18.75
Личный блог Desire 18.4
Личный блог MrSharkMr 17.2
Личный блог GaStar 16.95
Личный блог hvoryh 16.7
Личный блог Stos 16.6
Личный блог pomidor 16.3
Наши фрироллы на Pokerstars 19.5
Наши фрироллы на Red Star Poker 16.5
Наши фрироллы на TitanPoker 16
Наши фрироллы на PartyPoker 15.6
Новости - "С миру по нитке..." 15.1
Покер на видео и ТВ 12.1
Главпокер - вопросы по сайту 12
WSOP 2009 Live! 11.2
Russian Poker Tour 10.6
Стратегия покера 10.6
Мисс покер 2009 10.4
Репортажи, Фоторепортажи 10
Блог журнала Poker 29
Блог журнала cardplayer 26.2
Блог Pokernewsdaily 23.6
Блог Bluffeurope 23.2
Наши фрироллы на TitanPoker 16
Блог покеррума Poker Stars 15.6
Личный блог pokerfederation 14.2
Блог покерного турнира RPT 11.2
Личный блог bfsp 10
Личный блог Bluff 10
Блог покеррума Party Poker 1.5
Блог покеррума RedStarPoker 0.6
посмотреть все темы
Рейтинг игроков
1 cTPAX 35.55
2 AndFil 21.7
3 alex 20.95
4 Velssa 20.95
5 blajack 20.7
6 Shturman 18.75
7 Desire 18.4
8 MrSharkMr 17.2
9 GaStar 16.95
10 hvoryh 16.7